Один на один с санкциями: Ирану отказали в инвестициях

За последние несколько дней средства массовой информации сообщили о том, что проекты в Иране прекратили и российские и китайские компании. Эксперты говорят о том, что никто не хочет конфликтовать с США по Ирану, а добывающие страны только выиграют от еще большего снижения экспорта нефти из исламской республики.
Вчера издание «Ведомости» сообщило со ссылкой на информированные источники об отказе «Роснефти» от совместных проектов с Иранской национальной нефтяной компанией по добыче нефти в исламской республике. Из-за угрозы санкций российская компания прекратила переговоры о совместной добыче до 55 млн тонн в год, рассказали собеседники, близкие к топ-менеджменту российской государственной нефтяной компании. Ранее «Роснефть» планировала инвестировать в Иран $ 30 млрд.
Один из собеседников «Ведомостей» рассказал, что одной из причин прекращения переговоров стало изменение стратегии «Роснефти». Она намерена сосредоточиться на росте добычи в России. «Обязательств перед иранской стороной у „Роснефти“ никаких не было, денег госкомпания не вкладывала, так что потерь не будет», — заметил еще один источник «Ведомостей».
В то же время информированные источники рассказали Reuters, что китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) приостановила инвестиции в иранское газовое месторождение «Южный Парс». По данным агентства, во время консультаций США-Китай по торговому соглашению американская делегация настаивала на отказе CNPC от финансирования иранского проекта. Результат — решение о приостановке инвестиций приняли после четырех раундов американо-китайских переговоров, прошедших в Пекине. «Южный Парс» является крупнейшим в мире месторождением, который в Персидском заливе Иран делит с Катаром. Его запасы оцениваются в 13,8 трлн кубометров и CNPC вошла в проект 11-й фазы вместо Total в этом году — после того, как французская компания приняла решение выйти из него из-за предстоящих американских санкций.
Эксперт-аналитик АО «ФИНАМ» Алексей Калачев отмечает, что, хотя и CNPC, и «Роснефть» являются государственными компаниями, но они все-таки не филиалы МИДа своих стран. «Это — производственное предприятия со своими коммерческими интересами по всему миру, с акционерами, в том числе иностранными. Компания заинтересована в повышении эффективности, снижении уровня долга, в росте прибыли, и в целом — в росте акционерной стоимости», — замечает эксперт-аналитик АО «ФИНАМ». По его словам, вкладывать в проекты, от которых сложно получить отдачу, не имеет смысла: «Пока Иран находится под санкциями, нельзя будет продать нефть, добытую там, а несоблюдение санкций может поставить под удар и остальной бизнес компаний. Пока действие санкций США признается на основных рынках компании, с этим приходится считаться. В будущем, после снятия санкций, проекты могут быть продолжены».
Выход «Роснефти» из переговоров о проектах в Иране можно только приветствовать, говорит ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков. «Одно дело, когда инвестициями в зарубежные активы занимается „Лукойл“, который является частной компанией и в России у него мало возможностей развиваться. Другое дело — государственная „Роснефть“, которая должна развивать проекты внутри страны, а не тратить средства на заморские проекты с неизвестным результатом», — сказал эксперт.
Остановка проектов в Иране при этом не повлияет на добычу нефти в стране в кратко- и среднесрочной перспективе, считает заместитель директора аналитического кредитного рейтингового агентства АКРА Василий Танурков. «Возможно, это скажется лет через пять. А вот обещанный прорыв в газодобыче у Ирана уже не получится», — заметил замдиректора АКРА.
Тем временем главной проблемой Ирана сейчас являются не будущие проекты, а необходимость сокращать добычу из-за падения экспорта. По мнению ведущего аналитика ФНЭБ Игоря Юшкова, когда американские послабления для отдельных стран завершатся в марте следующего года, экспорт иранской нефти упадет ниже 1 млн барреля в сутки и официально его может не быть вообще. «Останутся серые поставки, как во время предыдущих санкций», — считает Игорь Юшков.
Накануне начала действия санкций США в ноябре в Вашингтоне сообщили о том, что временно разрешили восьми странам продолжить импорт иранской нефти. Смягчение санкций должно привести к тому, что экспорт нефти из Ирана сократится до 1 млн баррелей в сутки, что позволит Ирану на минимальном уровне, но обеспечивать необходимые ему валютные поступления. Ранее эксперты говорили, что в канун санкций поставки «черного золота» упали на 1 млн баррелей в сутки — до 1,5 млн. На деле, однако, они снизились на 300 тыс. баррелей — до 2,2 млн.
Нельзя сказать, что Россия отказалась от поддержки Ирана в условиях санкций. Например, у «Роснефти» есть перерабатывающий завод в Индии, на который планировались поставки иранской нефти. Для Индии США установили послабления. Однако, как сообщил министр нефти Ирана Бижан Зангане, сообщает The Economic Times, Дели отказало и все разрешенные для Индии объемы иранской нефти поставляются на государственные НПЗ.
Игорь Юшков добавляет, что сейчас многое по иранскому экспорту будет зависеть от переговоров Китая и США о торговом соглашении. «Китайцы, очевидно, ждут результатов переговоров по торговле с США и не хотят накалять обстановку. Более того, они возобновили закупки американских СПГ и нефти, чтобы разрядить ситуацию», — говорит Игорь Юшков.
Эксперты замечают, что снижение экспорта нефти из Ирана выгодно сегодня всем добывающим странам, кроме самой исламской республики. «О выгодах сокращения экспорта иранской нефти для добывающих стран не говорят, но они есть и их ждут. На глобальном рынке нефти Иран является конкурентом как Саудовской Аравии, так и России», — говорит Игорь Юшков. Василий Танкурков при этом замечает, что снижение экспорта нефти из Ирана в первую очередь выгодно ОПЕК и самой Саудовской Аравии. «В этом случае они смогут сохранять или даже наращивать добычу, не выходя за рамки тех квот, которые установили на декабрьском совещании ОПЕК+», — сказал замдиректора агентства АКРА.
На декабрьском заседании ОПЕК+ приняли решение сократить добычу на 1,2 млн баррелей в стуки. Страны картеля — на 800 тыс. баррелей, а остальные участники сделки — на 400 тыс. Таким образом, добывающие страны планируют остановить снижение цен на нефть и закрепить ее на уровне $ 65, который устраивает экономики большинства добывающих стран и не даст возможности США продолжать увеличивать добычу.
Эксперт-аналитик АО «ФИНАМ» Алексей Калачев считает, что сворачивание проектов, снижение добычи и падение объемов нефтяного экспорта болезненно для экономики Ирана и, очевидно, Тегерану придется идти на попятную. «Видимо, через какое-то время иранское руководство будет вынуждено вступить в переговоры с администрацией США для заключения новой сделки об отказе от ядерных программ и снятии нефтяного эмбарго», — заключает эксперт.

Шарҳи худро гузоред

Еmail-и шумо нашр нахоҳад шуд. бахшҳои ҳатми бо * ишора шудаанд *

*

code