Один на один с санкциями: Ирану отказали в инвестициях

За последние несколько дней средства массовой информации сообщили о том, что проекты в Иране прекратили и российские и китайские компании. Эксперты говорят о том, что никто не хочет конфликтовать с США по Ирану, а добывающие страны только выиграют от еще большего снижения экспорта нефти из исламской республики.

Вчера издание «Ведомости» сообщило со ссылкой на информированные источники об отказе «Роснефти» от совместных проектов с Иранской национальной нефтяной компанией по добыче нефти в исламской республике. Из-за угрозы санкций российская компания прекратила переговоры о совместной добыче до 55 млн тонн в год, рассказали собеседники, близкие к топ-менеджменту российской государственной нефтяной компании. Ранее «Роснефть» планировала инвестировать в Иран $ 30 млрд.

Один из собеседников «Ведомостей» рассказал, что одной из причин прекращения переговоров стало изменение стратегии «Роснефти». Она намерена сосредоточиться на росте добычи в России. «Обязательств перед иранской стороной у „Роснефти“ никаких не было, денег госкомпания не вкладывала, так что потерь не будет», — заметил еще один источник «Ведомостей».

В то же время информированные источники рассказали Reuters, что китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) приостановила инвестиции в иранское газовое месторождение «Южный Парс». По данным агентства, во время консультаций США-Китай по торговому соглашению американская делегация настаивала на отказе CNPC от финансирования иранского проекта. Результат — решение о приостановке инвестиций приняли после четырех раундов американо-китайских переговоров, прошедших в Пекине. «Южный Парс» является крупнейшим в мире месторождением, который в Персидском заливе Иран делит с Катаром. Его запасы оцениваются в 13,8 трлн кубометров и CNPC вошла в проект 11-й фазы вместо Total в этом году — после того, как французская компания приняла решение выйти из него из-за предстоящих американских санкций.

Эксперт-аналитик АО «ФИНАМ» Алексей Калачев отмечает, что, хотя и CNPC, и «Роснефть» являются государственными компаниями, но они все-таки не филиалы МИДа своих стран. «Это — производственное предприятия со своими коммерческими интересами по всему миру, с акционерами, в том числе иностранными. Компания заинтересована в повышении эффективности, снижении уровня долга, в росте прибыли, и в целом — в росте акционерной стоимости», — замечает эксперт-аналитик АО «ФИНАМ». По его словам, вкладывать в проекты, от которых сложно получить отдачу, не имеет смысла: «Пока Иран находится под санкциями, нельзя будет продать нефть, добытую там, а несоблюдение санкций может поставить под удар и остальной бизнес компаний. Пока действие санкций США признается на основных рынках компании, с этим приходится считаться. В будущем, после снятия санкций, проекты могут быть продолжены».

Выход «Роснефти» из переговоров о проектах в Иране можно только приветствовать, говорит ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков. «Одно дело, когда инвестициями в зарубежные активы занимается „Лукойл“, который является частной компанией и в России у него мало возможностей развиваться. Другое дело — государственная „Роснефть“, которая должна развивать проекты внутри страны, а не тратить средства на заморские проекты с неизвестным результатом», — сказал эксперт.

Шарҳи худро гузоред

Еmail-и шумо нашр нахоҳад шуд. бахшҳои ҳатми бо * ишора шудаанд *

*

code