Таджикско-иранские отношения. Зри в корень

На сайте «Sputnik»  журналист Вадим Попов задаётся резонным вопросом «чего хочет Иран от Таджикистана?», подчёркивая иранскую заинтересованность «в потеплении отношений с Таджикистаном», обещание потока туристов и дипломатическую поддержку.В.Попов, ссылаясь на мнение профессора факультета политологии Тегеранского университета Лотфиан Сайде, пишет, что ИРИ не оставляет намерений улучшить отношения с Таджикистаном. Сама учёная уверена, что названным странам удастся выстроить конструктивный диалог,  определить направления взаимовыгодного сотрудничества.

Никто не оспаривает общность национальных корней, исторического и языкового родства двух соседних народов, имеющих схожие культурные традиции, единых литературных и научных классиков. По убеждению  В.Попова, эти этнически близкие общности разделяет что-то не менее существенное. Называя одним из таких факторов для Ирана и Таджикистана вопрос веры. Автор статьи напоминает, что таджики исповедуют суннитский вариант ислама, а иранцы – шиитский.

Однако, многонациональный Таджикистан долгие годы  живёт в мире и согласии, успешно сосуществуя с адептами различных религиозных течений. В республике существует стабильность, свобода слова и вероисповедания, плюрализм мнений. РТ плодотворно сотрудничает,  выстраивая отношения  вне зависимости от государственного устройства стран-партнёров. Поэтому в нынешних политических противоречиях и охлаждении межгосударственных отношений РТ и ИРИ, указанный В.Поповым религиозный фактор не является приоритетным, определяющим.

Основной причиной непонимания и разногласий выступает  противоположное отношение сторон к деятельности террористическо-экстремистской организации Партия исламского возрождения (ТЭО ПИВ).  И В.Попов достаточно подробно осветил этот вопрос в своей публикации.

Добавим, что официальный Тегеран никогда в открытую не поддерживал намерения таджикских исламистов построить шариатское государство. Притворялся, что направляет свои усилия на прекращение гражданской войны в РТ. Но в настоящее время иранская сторона продолжает выделять немалые финансовые средства для поддержки руководства и активистов ТЭО ПИВ, проживающих в странах Европы. ИРИ спонсирует и обучает в своих и афганских спецлагерях боевиков «Джамаат Ансаруллох» – боевого крыла ТЭО ПИВ.  Эти деньги также используются для организации интернет-сайтов и пропагандистской работы, информационной войны против таджикского правительства.

Как и в 90-е гг. прошлого века, Иран вновь планирует дестабилизацию общественно-политической обстановки и экспорт исламской революции в Таджикистан. С этой целью используются всевозможные методы, средства и исполнители. Кроме учащихся медресе и студентов теологических вузов (гг.Кум, Гургон и др.), Иран ищет подходы к представителям интеллигенции, трудовым мигрантам, представителям таджикской диаспоры и бизнеса за рубежом, использует культурные и гуманитарные программы, сотрудников собственных посольств в Душанбе, городах СНГ и ЕС.

Уроженцы Таджикистана, оказавшиеся в ИРИ, вовлекаются в террористические группы, проходят военную подготовку в тренировочных спецлагерях для дальнейшей переправки на родину в качестве диверсантов. В Иране для таджикской молодёжи в качестве морально-психологической поддержки организуются встречи с земляками – членами ТЭО ПИВ, которые дают им «отеческие наставления» о свержении власти в РТ. Не последним фактором является материальная заинтересованность «бедных студентов», которым обещается денежное пособие, во много раз превышающее их обычное содержание. Иранская сторона разработала несколько вариантов маршрутов для нелегального возвращения под вымышленными именами, с фальшивыми паспортами молодых людей на родину, но уже не в мирном, а в ином качестве.

Независимые эксперты, анализируя таджикско-иранские отношения на современном этапе, убеждены в том, что и нынешнее правительство ИРИ не отступит от своих планов экспорта исламской революции в Таджикистан, с дальнейшей целью – закрепиться в остальных странах региона: Узбекистане, Кыргызстане, Туркменистане и Казахстане.

Поэтому нынешние отношения  – это не «демонстративная ненависть к Ирану и обвинение его во всех мыслимых грехах», как представляют отдельные тенденциозные сайты и журналисты, весьма далёкие от реальной ситуации. Это – закономерная, адекватная реакция таджикской стороны на внешнюю агрессию,  недружелюбие, а точнее враждебность. Это – правомерные действия правительства страны с целью обеспечить безопасность своего народа, оградить его от любых проявлений терроризма и экстремизма, с какой бы стороны они не исходили.

Так что на свой вопрос «чего хочет Иран от Таджикистана?» В.Попов получил симметричный ответ о том, «чего хочет Таджикистан от Ирана»: чтобы последний не вмешивался во внутренние дела РТ, не поддерживал Партию исламского возрождения, деятельность которой запрещена Решением Верховного Суда Республики Таджикистан, которая объявлена  террористическо-экстремистской организацией.

 

Денис Веденеев, ведущий сотрудник ИА «Параллель»

Шарҳи худро гузоред

Еmail-и шумо нашр нахоҳад шуд. бахшҳои ҳатми бо * ишора шудаанд *

*

code